«Мам, с этой армией я сам разберусь». Листаем «следственный» блокнот матери погибшего в Печах Коржича
6 апреля 2018 в 06:08
Станислав Коршунов / TUT.BY
«Мам, с этой армией я сам разберусь». Листаем «следственный» блокнот матери погибшего в Печах Коржича
6 апреля 2018 в 06:08
Станислав Коршунов / TUT.BY
«Мам, с этой армией я сам разберусь». Листаем «следственный» блокнот матери погибшего в Печах Коржича
6 апреля 2018 в 06:08
Станислав Коршунов / TUT.BY
«Мам, с этой армией я сам разберусь». Листаем «следственный» блокнот матери погибшего в Печах Коржича
6 апреля 2018 в 06:08
Станислав Коршунов / TUT.BY
«Долг Саши Коржича 150 рублей. Спрячешься в медроте?», — читает Светлана Коржич фрагмент из своего «следственного дневника». Это — обычный блокнот в твердом переплете. Первые записи в нем оставил ее сын перед тем, как его забрали в армию. На первых страницах в клетку он неровным почерком выводил рекомендации врачей по здоровому образу жизни: парня не брали в армию из-за недостаточного веса, а отслужить хотелось. Желание Саши исполнилось. 19 мая его призвали на службу, а 3 октября тело Саши нашли в петле на территории воинской части в Печах под Борисовом. В тот день дневник призывника стал дневником матери погибшего солдата. В этот блокнот Светлана Николаевна Коржич стала записывать свое «расследование»: фрагменты допросов фигурантов уголовного дела, возбужденного по факту гибели ее сына, мысли и вопросы. Блокнот наполовину исписан. Вторую часть она оставила на суд.
После гибели сына время для Светланы Николаевны исчисляется не днями или неделями — этапами расследования. Шесть календарных месяцев для нее уложились в три вехи: возбуждение уголовного дела, ее собственное участие в следственных действиях и ожидание окончания предварительного следствия. Его ей обещали закончить 9 апреля - но, насколько известно TUT.BY, пока не закончили. Потом — суды.

Сейчас Светлана Николаевна ждет, когда завершится последний этап. Каждый вечер она спускается на лестничную площадку и подходит к своему почтовому ящику, чтобы проверить, не пришло ли постановление о завершении расследования. Раньше вместе с ней новостей ждала и бабушка Саши Анна Антоновна. Ее не стало 3 марта, через пять месяцев после смерти внука.
«Следственный дневник» матери погибшего солдата раньше был дневником призывника: Саша Коржич завел его, когда узнал, что его могут не взять в армию из-за недобора веса. В записной книжке парень отметил рекомендации врачей по здоровому образу жизни. Сашу должны были отправить служить в Брест. Повестку он получил 19 мая. Должен был проходить службу водителем.

«Мне в военкомате сказали, что Саша уехал в Печи, а вместо Саши в Брест уехал парень из Кобрина», — говорит Светлана Коржич.
3 октября тело Саши Коржича нашли в петле в подвале в воинской части в Печах. Матери сказали, что Саша свел счеты с жизнью. Когда в новостях прошла информация о том, что на теле Саши не было обнаружено следов смерти криминального характера, мама парня обратилась в Администрацию президента. «Я сказала, что не доверяю ходу расследования».
Для меня как министра самым неприятным стало то, что мы потеряли Коржича на 7 дней. Он 7 дней провисел в петле… Я понимаю, что солдат может потеряться на ночь, на несколько часов, но не на 7 дней!
— Министр обороны Андрей Равков
Для меня как министра самым неприятным стало то, что мы потеряли Коржича на 7 дней. Он 7 дней провисел в петле… Я понимаю, что солдат может потеряться на ночь, на несколько часов, но не на 7 дней!
— Министр обороны Андрей Равков
После этого маме пришло письмо с соболезнованиями от президента. Александр Лукашенко также велел силовикам обязательно допускать Светлану Коржич к следственным мероприятиям. Следственный комитет поручение выполнил.

Перед тем, как поехать на допросы фигурантов дела о гибели ее сына, Светлана Николаевна взяла блокнот, который лежал на его столе возле компьютера. Туда она стала записывать свои мысли и наблюдения.
Первые записи Светланы Николаевны в блокноте — цитаты и вопросы, на которые она хотела найти ответы во время допросов. «После посещения ротного… начались все приключения. Забрали телефон, зарядку, сумку, звонил с чужих телефонов», — пометила себе мама. Рядом — эмоциональные обрывки фраз и опять вопросы: «Мама кому должна платить?», «Где Саша Коржич был с 26.09.17 по 03.10.17 (промежуток времени до дня гибели, когда солдат пропал. — Прим. TUT.BY)», «В 17.00 нашли труп повешенным в подвальном помещении, в 17.40 позвонили в Борисовскую милицию, где 40 минут?». Во время допросов Светлана Николаевна так и не получила ответов на эти вопросы. По ее словам, допросы проходили в присутствии адвокатов, которые советовали своим клиентам молчать.
Во время допросов Светлана Николаевна узнала, что телефон, который Саша взял в армию, был у одного из сержантов, карточка — у другого военнослужащего. В своем дневнике Светлана Николаевна записала фрагменты допроса военнослужащего, который нашел ее сына. Он рассказал, что ближе к вечеру 3 октября он был в наряде на КПП, и ему понадобилось убрать территорию. Пошел за шанцевым инструментом в подсобное помещение, которое располагалось в подвале медроты. Дверь была прикрыта, так как не закрывалась. «Не было света. Осмотревшись, заметил труп мальчика», — записала с его слов мама «мальчика» Светлана Коржич.
Как ранее сообщал Следственный комитет, отрабатываются три версии гибели солдата — убийство, доведение до самоубийства и самоубийство. Светлана Николаевна вместе со следователями была в части, где служил Саша — но так и не смогла спуститься в подвал, где нашли тело ее сына. Там проводили следственный эксперимент, чтобы выяснить мог ли он повеситься. Напомним, когда парня нашли, у него были связаны шнурки на ботинках, а на голову надета майка. Эксперимент показал, что это возможно, но мама в эту версию не верит.
«В практике встречаются такие случаи, когда человек связывает себя перед суицидом. Кроме того, существуют примеры, когда перед суицидом человек надевал себе на голову пакет, обматывал ее рубахой, курткой и т.п. Некоторые психологи заявляют, что это сродни „закрыть глаза" перед „лицом смерти". Но есть еще и физиологический фактор. По этическим соображениям я не буду подробнее излагать, но кто видел на местах происшествий погибших от механической асфиксии, думаю, понимают, о чем я говорю… Мы провели ряд следственных экспериментов. Они показали: человек с такой же комплекцией и ростом, как Коржич, мог связать себе ноги шнурком, надеть майку на голову и совершить самоповешение в условиях того подвала».
— Руководитель следственной группы по громкому делу о трагедии в Печах
«В практике встречаются такие случаи, когда человек связывает себя перед суицидом. Кроме того, существуют примеры, когда перед суицидом человек надевал себе на голову пакет, обматывал ее рубахой, курткой и т.п. Некоторые психологи заявляют, что это сродни „закрыть глаза" перед „лицом смерти". Но есть еще и физиологический фактор. По этическим соображениям я не буду подробнее излагать, но кто видел на местах происшествий погибших от механической асфиксии, думаю, понимают, о чем я говорю… Мы провели ряд следственных экспериментов. Они показали: человек с такой же комплекцией и ростом, как Коржич, мог связать себе ноги шнурком, надеть майку на голову и совершить самоповешение в условиях того подвала».
— Руководитель следственной группы по громкому делу о трагедии в Печах
Во время допросов Светлана Николаевна выяснила, что Саша нанял себе «телохранителя». В интервью TUT.BY руководитель следственной группы, которая расследует гибель Саши, сообщил, что один из старослужащих применил к Коржичу насилие. Солдат обратился к сержанту, который по неуставным «традициям» «опекал» его. Он вступился за Коржича, и Александр заплатил деньги, «за защиту». В записях Светланы Коржич с допросов указано, что один из военнослужащих сказал Саше отдать ему 150 рублей «за нахождение в медроте».
«По тем статьям, которые возбуждены, грозит реальное лишение свободы. И когда солдаты увидят сержанта, который еще вчера их угнетал, а сегодня сидит за решеткой, рыдает и получает реальный срок, конечно, это заставит задуматься».
— Руководитель следственной группы по громкому делу о трагедии в Печах
«По тем статьям, которые возбуждены, грозит реальное лишение свободы. И когда солдаты увидят сержанта, который еще вчера их угнетал, а сегодня сидит за решеткой, рыдает и получает реальный срок, конечно, это заставит задуматься».
— Руководитель следственной группы по громкому делу о трагедии в Печах
После случившегося в Печах был освобожден от должности начальник 72-го гвардейского объединенного учебного центра подготовки прапорщиков и младших специалистов полковник Константин Чернецкий. Министерство обороны сообщило, что ряд должностных лиц 72 ОУЦ уволены из рядов Вооруженных сил за непринятие мер по предотвращению гибели военнослужащего. В том числе начальник 3-й школы подготовки специалистов подполковник Александр Чернов, начальник штаба — первый заместитель начальника школы, командир учебной роты, старшина медицинской и старшина учебной роты. Еще двое были отстранены от работы. Это начальник штаба —первый заместитель начальника 72 ОУЦ полковник Вячеслав Щербин, а также начальник медицинской службы центра. Ранее Следственный комитет сообщал, что в связи с гибелью солдата Коржича возбуждено 15 уголовных дел по разным статьям Уголовного кодекса: нарушение уставных отношений, мошенничество, превышение служебных полномочий. 10 фигурантов находятся за решеткой, еще 5 человек проходили по делу как подозреваемые.

Мама солдата ждет окончания расследования и суда над виновными.
FacebookTwitterGoogle+ViberVKOdnoklassniki