Окнами на Проспект
Гайд по главной улице Минска
27 января 2019 в 08:00
Ирина Юдина / Антон Девятов / Фото: Дарья Бурякина / TUT.BY
Окнами на проспект
Гайд по главной улице Минска
27 января 2019 в 08:00
Ирина Юдина / Антон Девятов / Фото: Дарья Бурякина / TUT.BY
О минском Бродвее, наводнениях в парке Горького и поклонниках Цоя на Октябрьской — в проекте TUT.BY «Окнами на проспект». Сравниваем, как выглядела главная улица Минска в 1950-е и сегодня. Маршрут — от площади Независимости до площади Победы.
Магистраль
Главная улица Минска не раз меняла название. В 2005 году проспект Франциска Скорины стал проспектом Независимости. Это из последнего. А ведь старшее поколение помнит, как на почтовых конвертах писали улица Советская, проспект Сталина, Ленинский проспект. Начало же этой истории — 1801 год. Тогда через предместье Новый город была проложена главная улица Минска — Захарьевская. Свое название она получила в честь минского губернатора Захария Корнеева. Улица застраивалась каменными, многоэтажными домами. Открыть здесь магазин или ресторан уже тогда считалось престижным. А продолжалась Захарьевская от современной улицы Городской Вал до площади Победы. Сегодня протяженность главной магистрали около 15 километров. Это путь от площади Независимости до микрорайона Уручье.
Жилые дома
Вальмен Аладов, архитектор, житель дома № 30/17
Елена Спиридович, биохимик, жительница дома № 12
Игорь Бархатков, художник, мастерская в доме № 19
«Окно моего кабинета выходит на горку, в которую нехотя поднимался в детстве по дороге в музыкальную школу, я учился игре на фортепьяно. Но, к счастью, во втором классе сломал палец. И на этом мои занятия закончились».
«В детстве парады смотрел из этой мастерской — тогда здесь работал отец. Я, сестра Ира, брат Витольд — залазили на подоконник, прилипали к окну».
«В юности мы с сестрами бегали на романтические свидания в кинотеатр „Центральный“, а бабушка подходила к окну и в бинокль высматривала наших кавалеров».
В 1946 году утвержден генеральный план Минска. И улица Советская постепенно превращается в главный проспект. Ради этого она расширена в два раза и выпрямлена в сквозной луч.

Начинается большая стройка. В газетах тех лет регулярно мелькают заметки про «ценные рационализаторские предложения». Одно из таких — вручную делать штукатурные гвозди из отходов жести. Стройматериалов не хватает.

— Минск выглядел ужасно. Центр — сплошные руины. Из-под куч битого кирпича и щебня кое-где торчат трубы-времянки, из которых идет дым. Жители этих домов ведут пещерную жизнь, — воспоминал о послевоенном Минске московский архитектор Михаил Барщ.

В белорусскую столицу он приехал по приглашению профессора Михаила Парусникова. В его команду вошли лучшие зодчие Минска, Москвы, Ленинграда. Они создают архитектурный ансамбль, ставший визитной карточкой города.

Те дома, которые частично уцелели после войны, но не совпали с новыми планами, исчезли с карты Минска. Но не все. Здание 1915 года (современный адрес — пр. Независимости, 15) органично вписалось в новый проект застройки. И это не единственный такой пример.
Соседи-знаменитости
В 1950-х получить квартиру на проспекте — запредельная роскошь. Герой Советского Союза Василий Козлов, академик Василий Купревич, писатель Михась Лыньков, скульптор Сергей Селиханов, композитор Николай Аладов и его супруга директор музея Елена Аладова, актриса Стефания Станюта и многие другие герои своего времени жили на проспекте.
Дом № 13, скульптор Заир Азгур
Скульптор Заир Азгур жил в доме с кинотеатром «Центральный» с начала 1950-х и до середины 1970-х. Это он автор одного из четырех барельефов обелиска на площади Победы в Минске. А еще — памятника Якубу Коласу и других скульптурных композиций на одноименной площади. И сотен скульптурных портретов своих современников. Невероятно трудоспособный! Человек-эпоха.
Заир Азгур в своей квартире в доме № 13. Фотоархив Мемориального музея-мастерской Заира Азгура.
Хотя старейшины дома № 13 могут вспомнить его по-соседски, когда заслуженный и народный неторопливо прохаживался по двору, выгуливая своего спаниеля.

Заир Исаакович жил на третьем этаже дома № 13, где была лишь одна дверь — в его квартиру. В 1976 году, когда скульптор переехал, здесь поселилась семья Аракчеевых.

— Запомнилось ощущение простора. Оно создавалось, наверное, за счет очень высоких потолков, — вспоминает художник Оксана Аракчеева. — Чтобы попасть в спальные комнаты, нужно было пройти через зал-холл. В левом его углу располагался подиум. Говорят, что у Азгура там стоял рояль, а мои родители сделали обеденную зону. В их спальне тоже был подиум. Но мы его занавесили шторой, за которой устроили гардеробную.

До того как переехать на проспект, мы с сестрами и родителями жили на улице Берестянской в двухкомнатной квартире в хрущевке. Пятый этаж, лифта нет. Но тогда казалось, что и это — крутизна! Особенно по сравнению с той комнаткой в восемь метров, где я родилась.
Студенты театрально-художественного института (сегодня это Белорусская государственная академия искусств) Светлана Рыжикова, Роман Заслонов, Оксана Аракчеева во время прогулки по проспекту, 1986 год. Личный архив Светланы Рыжиковой.
В квартиру Азгура мы переехали как многодетная семья, папа (художник Борис Аракчеев (1926–2013) — прим. TUT.BY) давно стоял на очереди на улучшение жилищных условий. Но мы, дети, тогда не особенно думали, как нам повезло. Бегали в кино в «Центральный». Окно кухни выходило во двор. И летом, когда жара, киномеханики открывали окно в «каптерке», а мы слышали голоса артистов.

На первом этаже нашего дома находился магазин «Чаравічкі». И когда на прилавки «выбрасывали» товар (в те годы это так называлось), жильцы нашего дома первыми об этом узнавали и бежали занимать очередь.

Пять окон нашей квартиры выходило на проспект. И мы с подружкой любили открыть настежь то, что в моей комнате, залезть на подоконник и смотреть на прохожих.

Родители жили на проспекте до 1994 года, а потом разменяли ту четырехкомнатную и переехали на переулок Броневой.
Дом № 36, актриса Галина Макарова
Актриса Галина Макарова — легенда Купаловского театра — жила в доме у парка Горького с 1953-го по 1993 год.

Первые годы центрального отопления не было, в подвале работала котельная. На кухне стояла печка с плитой на четыре конфорки. Бытовые условия улучшились со временем, после капитального ремонта.

— Для меня дом на Круглой — это родовое гнездо. Как и для моих детей и внуков, — говорит Татьяна Костюнина — дочь актеров Галины Макаровой и Павла Пекура.
— В этой квартире настолько хорошо себя ощущаешь! Если друзья или родственники остаются ночевать, обычно говорят: «Как у вас спится!» Круглую площадь обожаю. Привыкла так ее называть. Как-то ехала домой в такси, сказала адрес — водитель не понял, куда меня везти. И сразу ясно, что в Минске он недавно. Говорит: «Нет такой площади — Круглая! Навигатор не находит…»
Галина Макарова со старшей внучкой Яной скатывается с горки в парке Горького, 1963 год. Личный архив Татьяны Костюниной.
Минчане старшего поколения, которые застали времена, когда площадь Победы называлась Круглой, могли не раз видеть, как Галина Макарова с балкона поливала свой палисадник под окном, перекинув шланг через перила. Ее пионы и флоксы — мечта садоводов-любителей и… хулиганов-романтиков.

— Как-то мама решила проследить, кто срезает ее пионы. Поставила раскладушку на балконе, уснула, а на утро смотрит — ни одного цветка! — вспоминает забавную историю Татьяна Павловна.

В этом палисаднике Галина Климентьевна устраивала пикники для внучки Яны — дочери ее сына Эдуарда, когда та приезжала погостить из Москвы.
Галина Макарова со старшей внучкой Яной и соседской собакой Чарли. Ее хозяйка — «белорусская королева эпизода», актриса театра имени Горького Александра Зимина. Фотография сделана напротив дома № 36 в августе 1963 года. Личный архив Татьяны Костюниной.
— Бабушка пожарит картошечку, вынесет табуреточку вместо столика и зовет нас перекусить, — это одно из ее воспоминаний о тех счастливых днях.

В Купаловский театр Галина Макарова всегда шла пешком через парк Горького.

— Многие знакомые, которые встречали ее по дороге, обижались, почему не поздоровалась. Но за два часа до спектакля мама начинала настраиваться на роль, уходила в себя, становилась молчалива, — поясняет Татьяна Павловна. — И в это время она на самом деле никого не замечала, настолько была сконцентрирована на своем.
«… Мы, люди стиля, спокойненько прохаживались по своему Бродвею, от Главпочтампта и до Энгельса. Мимо художественного салона, парикмахерской, аптеки и гастронома с башней и часами. Мимо кафе «Весна», хлебного магазина… (…)

Да, мы прохаживались по своему проспекту, красивые и юные, в своей привычной и любимой атмосфере детей асфальта, людей центра. Курили сигареты «Ява» и «Дукат», а потом «Шипку». В длинных, сначала синих, позже белых и желтоватых плащах и в серых шапочках-букле с короткими резиновыми козырьками. А как только пробьется солнце – уже без шапок, чтобы не смять старательно взбитый кок или не нарушить безупречный пробор».

Из книги Александра Станюты
«Городские сны» (рассказ «В стиле ретро»)
Культовые магазины и кафе
Пешеходный переход на пересечении проспекта и Комсомольской улицы. Слева — дом № 19, где находится «Лакомка», а далее — ГУМ и дом № 23. Снимок сделан в 1950-е. Белорусский государственный архив кинофотофонодокументов.
Названия кафе, баров, ресторанов, магазинов в центре Минска меняются стремительно. Одни закрываются, на их месте открываются другие. Но есть те, у которых давно особый статус — «культовое место». И дело не в интерьере, качестве обслуживания и особом меню. Их любят за постоянство.

Вкус проспекта — юмбрик (заварное пирожное с творожным кремом), корзиночка с белковым кремом, эклер. Но это днем. А вечером, в кафетерии универсама «Центральный», одни согреваются чаем, капучино, дегустируют знаменитый кофе «Оскар», другие привычно просят «два раза по 50» (особенно если рабочий день был не очень).
«Лакомка»
— Ах, друзья мои, как хочется прошвырнуться по «броду»… Не знаете, что это такое? По проспекту Сталина, потом Ленина, теперь Скорины (сегодня Независимости — прим. TUT.BY). У нас, пацанов, он назывался Бродвеем, «бродом» и тянулся от главпочты до нынешнего метро «Октябрьская». Там поворот и назад до главпочты, — вспоминал в книге «Мой город» режиссер, сценарист Олег Белоусов (1945–2009).

Там, на минском Бродвее, в 1952 году открылась кондитерская-кафе «Лакомка» (пр. Независимости, 19).

— Вот тут, в магазине «Лакомка», у столика тогдашнего кафетерия, толкались неразлучные компании, пили молоко (именно молоко), лакомились булочками, пирожными и разговаривали, спорили, читали стихи, — поэтизирует молодость Олег Белоусов.
Фото слева: обычный рабочий день магазина в мае 1964 года. Белорусский государственный архив кинофотофонодокументов. Фото справа: обычный рабочий день магазина в январе 2019 года. Фото: Дарья Бурякина.
ГУМ
Первый образцовый государственный универсальный магазин Минска находился на углу Советской (ныне проспект Независимости) и Комсомольской улиц. Он был открыт в мае 1934 года в здании бывшего Польского банка (не сохранилось).

После войны ГУМ принял посетителей в ноябре 1951 года. Но уже в новом здании и по новому адресу (сегодня это пр. Независимости, 21). Оно построено по проекту архитектора Романа Гегарта.

В книге «Минский ГУМ. История и современность» сохранились воспоминания первых сотрудников магазина о том, что творилось в городе накануне открытия главного универмага:

— В ночь с 4 на 5 ноября 1951 года очередь покупателей выстраивалась вдоль улицы Ленина почти до Немиги. Люди записывались, отмечались…

Но фактически для массового покупателя открытие пятого числа не состоялось. Слишком много в центре города собралось народу. Был стихийно перекрыт проспект Сталина, транспорт не ходил.

А что оставалось делать, если именно в ГУМе можно было «достать» капроновые чулки. Как и многие другие товары — от одежды, обуви, тканей до товаров для дома.
«Центральный»
Барная стойка кафетерия универсама «Центральный» объединяет. И каждый день через ее окна-витрины смотрят на город студенты и кандидаты наук, менеджеры, экономисты, бухгалтеры крупных и мелких компаний, известные и неизвестные артисты, художники, журналисты, убежденные «зожники» и запойные пьяницы. А еще сюда заходят как в музей: посмотреть на исторические советские интерьеры и сделать селфи на их фоне.
Фото слева: прилавок кафетерия на первом этаже в 1970–80-е годы. Фото: из архива универсама «Центральный». Фото справа: прилавок кафетерия на первом этаже в 2019 году. Фото: Дарья Бурякина.
«Каравай»
Для минчан старшего поколения «Каравай» до сих пор любимая булочная на Круглой. Хотя у этой площади давно другое имя — Победы.

— Булочка по 7 копеек — внутри мягкая-мягкая, а сверху — хрустящая корочка — это вкус детства, вспоминает Татьяна Костюнина, которая живет на проспекте в доме № 36. — Помню, когда в 1960-х в магазинах не было белого хлеба, очереди за батонами выстраивались до нашего подъезда.

Говорят, в советское время здесь всегда можно было найти «Ленинградский» торт. Даже когда ни в «Лакомке», ни в «Тортах» на улице Козлова купить его не удавалось.
«Каравай», 2019 год. Фото: Дарья Бурякина.
Вход в «Булочную» на Круглой площади, первая половина 1960-х. Фото из книги В.Кириченко «Минск. Десятилетний путь столицы. 1960–1969»
Торговый зал хлебного магазина в 1974–76 годах. Фото из архива Нины Гринкевич.
Рецепт юмбрика
Крупным планом: Октябрьская площадь
Парады, протесты, праздники — Октябрьская площадь ко всему привыкла. Она проектировалась и застраивалась в первые послевоенные годы, но и в наше время здесь то сносят, то строят.

Старшее поколение минчан наверняка помнит ее прежнее название Центральная (до 1984 года). Тогда здесь проходили первомайские и октябрьские демонстрации.

Знак «Нулевой километр» установлен на Октябрьской площади в 1998 году. На нем указаны расстояния от Минска до столиц соседних государств, областных и районных центров Беларуси. Фото: Дарья Бурякина.
Партийные лидеры чинно приветствовали колонны трудящихся с правительственной трибуны — ее открыли в Александровском сквере в 1957 году.

В 1990-е годы Октябрьская площадь неожиданно приобрела репутацию места, где собирается неформальная молодежь. (Продержалась эта слава недолго, но тем не менее.) В то время Дворец Республики — главный долгострой Минска. Здание начали возводить в 1984 году, а открытие состоялось только в 2001-м. В это время площадь была огорожена бетонным забором, который после 15 августа 1990 года стал минской «стеной Цоя». В тот день погиб лидер группы «Кино» — поэт и композитор Виктор Цой.

— Эта стена стихийно появилась. Кто-то нарисовал портрет или слова из песни написал, а другие подхватили, — вспоминает фотограф Артур Гапанович, который тогда был студентом Политеха (сегодня Белорусский национальный технический университет. — прим. TUT.BY). — Рисовали кто чем: мелками, красками, углем. Приклеивали фотографии и журнальные вырезки, приносили свечи. Приходили с магнитофонами — ставили записи, слушали. Из других городов специально приезжали, чтобы увидеть «стену Цоя». И милиция как-то лояльно к этим тусовкам относилась, не гоняла. Хотя ясно, что там и выпивали, и курили. Позже на бетонных плитах появились портреты Джона Леннона и посвящения другим музыкантам. Для неформальной молодежи «стена Цоя» быстро стала культовым местом.
Кино и роли
Сами того не подозревая, архитекторы подарили Минску масштабную кинодекорацию. Режиссеры любят проспект за то, что он легко перевоплощается — здесь снимают и 1950-е, и современность.
Москва в Минске
Проспект часто мелькает в российских сериалах и художественных фильмах. Но там его обычно «гримируют» под Москву.
«Стиляги»
«Каменская»
«ПираМММида»
В фильме «Стиляги» (2008) Валерия Тодоровского ГУМ стал модным заведением «Коктейль-холл». Проспект Независимости переименовали в улицу Горького — московский «Бродвей» середины 1950-х. Фото: кадр из фильма.
В фильме «ПираМММида» (2011) режиссера Эльдара Салаватова узнаваемы Дворец республики и Дворец профсоюзов. Сценарий написан по неизданной книге основателя финансовой пирамиды «МММ» Сергея Мавроди. Фото: кадр из фильма.
Детективный сериал «Каменская» частично снимался в Минске. В фильме из первого сезона, «Убийца поневоле» (1999), мелькают интерьеры станции метро «Октябрьская». Хотя по сюжету действие происходит в Москве. Фото: кадр из эпизода сериала.
Парки и скверы
В Минске легко уйти в тень. Хорошо, что парков и скверов хватает.

«… В ансамбль Советской улицы органически включаются новые и реконструируемые площади, парки, бульвары, скверы. Они хорошо развивают и продолжают ансамбль самой магистрали, создают разнообразие и в то же время живописную цельность проспекта», — рассуждал на эту тему архитектор Михаил Осмоловский.

Про «разнообразие и живописную цельность», быть может, чересчур витиевато сказано, но мысль ясна. Парки — это здорово.

Парк Горького
В XIX веке он назывался Губернаторским садом. Здесь работали лодочная станция, каток, со временем открылись велотрек, летний театр.

В первой половине XX века в парке работал цирк. На гастроли приезжали популярные артисты. Например, дрессировщик Николай Гладильщиков. Он работал с хищниками, домашними животными и птицами. Здание шапито серьезно пострадало во время бомбежки Минска в июне 1941 года, но сразу после войны его восстановили. В этом деревянном павильоне цирковые представления проходили до тех пор, пока на проспекте не была построена профессиональная арена.

Фото: Братья Иван и Василий Баталевы на фоне деревянного здания цирка в парке Горького. Первая половина 1950-х. Личный архив Игоря Бархаткова.
— Цирковой павильон в парке работал только летом, — рассказывает Татьяна Костюнина. — Запомнилось, как мы с мамой ходили туда, когда в Минск приезжала знаменитая дрессировщица Ирина Бугримова. До сих пор перед глазами, как она садится на качели, а рядом — лев. И эти качели поднимаются выше и выше, под самый купол.
Юные фигуристки во время тренировки, 1963 год. На втором плане — кинотеатр «Летний» в парке Горького, здание сгорело во время пожара в начале 1970-х. Личный архив Татьяны Костюниной.
Долгое время парк страдал от весенних паводков. Хотя «страдал» все-таки громко сказано. Для детей это был тот еще аттракцион.

— По весне парк Горького заливало до самой Круглой площади. Свислочь выходила из берегов — тогда еще не было парапета набережной, — рассказывает режиссер анимационных фильмов Игорь Волчек.

В 1953 году его отца, архитектора Виктора Волчека, пригласили на работу в «Белгоспроект». И семья переехала из Ташкента в Минск.

— Мы жили недалеко от парка Горького. Зимой там работал знаменитый на весь город каток, играла музыка, вечером включался свет. Если из-за сильных морозов в школе отменялись занятия, ученики шли не домой, а на каток. И надо было видеть эти изнуренные лица, когда мы поднимались в гору недалеко от Дома офицеров на обратном пути, — вспоминает Игорь Викторович. — А весной парк заливало водой. Оставались только островки суши — на возвышенности. И мы гоняли на самодельных плотах, устраивали водные бои, захватывали земли. Все, как в книжках Джеймса Фенимора Купера, Майн Рида и Жюль Верна, которыми тогда зачитывались.
Александровский сквер
Черты Минска XIX века сохранил и Александровский сквер. Удивительное дело, как в городе, где столько разрушено, уцелела скульптурка «Мальчик с лебедем». История ее общеизвестна, но напомним: в 1874 году минчане узнали, что такое водопровод. И в честь этого события в Александровском сквере был открыт фонтан. Первый в городе. За свою жизнь «Мальчик» не раз побывал на реставрации и всегда возвращался на постамент. Но после одной из них исчезли забавные детали композиции — скульптурки лягушек. Два года назад их вернули, и теперь они снова здесь — вокруг чаши. В сезон фонтанов изо рта каждой бьют струи воды. Дети в восторге!
Бульвар по улице Комсомольская
В конце 1940-х годов на параллельных улицах Комсомольская и Ленина обустроили два бульвара. В первом вскоре установили бюст Феликса Дзержинского (скульптор — Заир Азгур, архитектор — Виктор Волчек). Символично, что прямо напротив Железного Феликса — здание КГБ.

По соседству с этим сквером — дом № 16. На первом этаже — продовольственный магазин. Вывеска над входом менялась не раз, но минчане старшего поколения по привычке говорят: «Гастроном «Под часами». Такого магазина в Минске никогда не было. Но откуда появилось народное название, легко объяснимо. Часы установлены в угловой башенке этого дома. И да — несмотря на возраст, они работают.
Слева: бульвар на Комсомольской улице, 20 сентября 1949 года. Справа: футбольные болельщики переходят проспект на пересечении с улицей Комсомольская, они торопятся к началу матча на стадионе «Динамо». Белорусский государственный архив кинофотофонодокументов.
Парк имени Янки Купалы
Парк 30-летия БССР. Так он назывался в 1949 году, когда и был создан. Переименован в 1962 году и с тех пор носит имя Янки Купалы. Памятник поэту появился здесь спустя 10 лет, к 90-летию со дня его рождения. Над созданием монумента работали скульпторы Анатолий Аникейчик, Лев Гумилевский, Андрей Заспицкий и архитекторы Юрий Градов и Леонид Левин.

В парке изначально находился памятник дважды Герою Советского Союза, летчику-истребителю Сергею Грицевцу. Но со временем этот монумент работы Заира Азгура перенесли на бульвар по улице Ленина. Но молодежь 1960-х все равно говорила по привычке «пойти на Грицевец». Так называлось это место на сленге.
Вид на улицу Коммунистическая, июль 1958 года. Белорусский государственный архив кинофотофонодокументов.
Парк им. Янки Купалы во время паводка, начало 1980-х. Фото: Вадим Качан.
Архитекторы Леонид Левин (1936–2014) и Наталья Афанасьева во время прогулки по Минску, апрель 1959 года. Личный архив их дочери — Галины Левиной.
Крупным планом: Площадь Победы
Центральный участок проспекта завершает площадь Победы. Один из главных символов Минска — 38-метровый обелиск, увенчанный орденом «Победы». Авторы монумента — архитекторы Георгий Заборский и Владимир Король, скульпторы Заир Азгур, Андрей Бембель, Алексей Глебов, Сергей Селиханов. Открытие состоялось в 1954 году.

Вечный огонь у монумента Победы был зажжен 3 июля 1961 года. Тогда же появилась надпись «Подвиг народа бессмертен». Она возвышается над домами, необычная форма которых напоминает полукруг.
Георгий Заборский на вершине монумента Победы. Белорусский государственный архив научно-технической документации.
К монументу Победы возлагают цветы главы государств и правительств во время официальных визитов в Беларусь. В видеофрагменте несколько архивных кадров из 1970-х, 1980-х, 1990-х и 2000-х.
Не только политики, но и молодожены
На известной картине народного художника Беларуси Мая Данцига (1930–2017) «Минск. Площадь Победы» цветы к обелиску возлагают не политики, а молодожены. Сегодня эта традиция полузабыта, но в 1970-е большинство пар ее соблюдало.
Май Данциг, «Минск. Площадь Победы»
Музей сталинского ампира
Сегодня проспект называют Музеем сталинского ампира. Но тут важно уточнить — речь про «классический» отрезок главной улицы, от площади Независимости до площади Победы. Строительство здесь успели закончить до 1955 года, когда в СССР началась кампания по борьбе с архитектурными излишествами, и пышный декор оказался под запретом.

— В 1960-х у молодежи Минска сталинский ампир вызывал насмешки, — вспоминает режиссер анимационных фильмов Игорь Волчек. — Особенно после выставки современной архитектуры США, она проходила в театре оперы и балета. И все ходили, смотрели на небоскребы, восхищались. А сейчас Минск гордится сталинским ампиром. И совершенно справедливо гордится.
Все эти здания-дворцы и сегодня «головокружат» воображение. Построить идеальный советский город — утопия, конечно. Но архитекторы проспекта хотя бы попробовали воплотить мечту.

Не первый год обсуждается, может ли застройка центральной части проспекта Независимости войти в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Ведь сегодня — это памятник ушедшей эпохе.
Архитектурные ансамбли соцреализма сохранились также, например, на Карл-Маркс-аллее в Берлине, улице Маршалковской в Варшаве, Тверской в Москве и на Крещатике в Киеве.
Мимоходом
На интерактивной карте мы обозначили маркерами те места, о которых TUT.BY уже рассказывал подробно. Переходите по ссылкам, и вам откроется еще больше историй из жизни Минска. Чтобы увидеть все маркеры, увеличьте карту, чтобы лучше рассмотреть ее, раскройте во весь размер окна браузера. (ссылка)
На интерактивной карте мы обозначили маркерами те места, о которых TUT.BY уже рассказывал подробно. Переходите по ссылкам, и вам откроется еще больше историй из жизни Минска. Чтобы увидеть все маркеры, увеличьте карту, чтобы лучше рассмотреть ее, раскройте во весь размер окна браузера. (ссылка)
Наша прогулка завершается на площади Победы, но проспект продолжается. Впереди еще много достопримечательностей: площадь Якуба Коласа, Академия наук, парк Челюскинцев, Ботанический сад, Национальная библиотека. Но и это неполный список.

Для туристов самый простой способ быстро посмотреть центр — проехать пару остановок на автобусе № 100 (повезет, если не в час пик). Но быть в Минске и не пройтись пешком как минимум от почтамта до обелиска Победы — значит, ничего не понять про наш город.
Перейти к обсуждению статьи на форуме (ссылка)
Использованная литература и фото:
  1. А.В. Лысенко «Главная улица Минска (Ленинский проспект)». Минск, 1963.
  2. М.С. Осмоловский «Практика советского градостроительства. Минск». Москва, 1952.
  3. «Архитектура и градостроительство Советской Белоруссии». Минск, 1957.
  4. «Архитектура во имя жизни: сборник биографических очерков и документов известных деятелей белорусской архитектуры». Минск, 2007.
  5. «Минск. Проспект Независимости». Минск, 2016.
  6. «Минск. Старый и новый». Минск, 2010.
  7. С.С. Крапивин, И.Н. Курков «Минский ГУМ: история и современность». Минск, 2001.
  8. С.О. Хан-Магомедов «Михаил Барщ». Москва, 2009.
  9. О.П. Белоусов «Мой город». Минск, 2005.
  10. А.А. Станюта «Городские сны. Трофейное кино». Минск, 2009.
  11. Заглавное фото: Zedlik [CC BY-SA 3.0], from Wikimedia Commons.
  12. Фото в первой врезке: вид на дом № 19, август 1956 года. Белорусский государственный архив кинофотофонодокументов.
  13. Фото во второй врезке: Анастасия Шишко.
  14. Фото в третьей врезке: вид на площадь Победы, конец 1950-х. Фото Владимира Дагаева из архива Елены Шалимо.
  15. Фото в четвертой врезке: вид на проспект, на первом плане — дом № 22, 30 апреля 1972 года. Белорусский государственный архив кинофотофонодокументов.
FacebookTwitterGoogle+ViberVKOdnoklassniki